ЛУЧШЕ БЫТЬ, ЧЕМ КАЗАТЬСЯ

10 дней
20 часов
33 минуты

заказ билетов по телефону

+7 495 908 67 64

РЕЖИМ РАБОТЫ С 9:00 ДО 23:00

Интервью с Андреем Орловским | Новости | FIGHT NIGHTS

- Андрей, здравствуй. Как настроение?
- Нормально. До боя осталось три недели (на момент интервью - прим.ValeTudo.ru), все хорошо. Через полторы недели прилечу в Минск, чтобы акклиматизироваться.

- Поговорим немного о прошлом. Ты провел очень тяжелый бой с Энтони Джонсоном, в первом раунде он сломал тебе челюсть. Как ты вообще дрался два раунда со сломанной челюстью? Это же адская боль и достаточно опасно, нет?
- Да, было больно (смеется). Честно говоря, во 2-м, 3-м раундах каждый удар в район груди, шеи, головы чувствовался как удар током. Но очень  сильно хотелось выиграть. В этом, считаю, виноват человек, следивший за временем. После, возможно, сказался непрофессионализм моей команды, плюс позиция Атлетической Комиссии. В итоге я остался сам с собой, наедине со своими проблемами. Дальше разговоров и обещаний ничего не пошло. Кое в ком и кое в чем разочаровался… а так, в принципе, все нормально.

- "Непрофессионализм команды" проявился после поединка, ты говоришь об апелляции?
- Конечно. На эту тему, честно говоря, даже не хочется общаться. Просто я сделал кое-какие выводы для себя, и всё.

- А удар, приведший к перелому, был действительно пропущен из-за "уснувшего" хронометриста, ты считаешь? Честно говоря…
- Понимаешь, эти десять секунд хочешь, не хочешь - ты в голове считаешь. Кажется – вот-вот раунд закончится. Я повернул голову, мол, где гонг? И оказался, грубо говоря, на заднице, со сломанной челюстью. И всё. Хотя на это тоже можно посмотреть с другой точки зрения – заткнул пасть тем, кто говорил, что у Орловского слабый подбородок, "хрустальная челюсть". Пускай они свои комментарии засунут себе куда-нибудь подальше и поглубже.

- Теперь ты говоришь немного иначе, нет зуба, обводы челюсти изменены. Это неизбежный итог или помощь оказалась неквалифицированной? Можно ли это исправить?
- Конечно, можно (смеется). Операция была проведена профессионально и успешно, делал хороший специалист. Зуб вставить можно, просто нужно сначала зубы выровнять, чем сейчас и занимаюсь. Через полгода поставлю зуб, все выровняется, и, думаю, будет лучше, чем прежде. Есть свои плюсы – моему сыну, которому сейчас исполнится год и три месяца, очень нравится отсутствие зуба, он в этот просвет постоянно палец засовывает, ему весело.

- В своем недавнем интервью ты говорил, что оскорбился, когда фанат назвал тебя просто "хорошим бойцом", а не лучшим. Испытал ли ты на себе в бытность чемпионом UFC такое явление как "звездная болезнь"? И не осталось ли чего-то от этого с тобой и по сей день?
- Как мне кажется, я никогда особо и не "звездил", хотя не мне судить, конечно. Что касается мнения этого фаната – не то чтобы меня это оскорбило. Просто я в силу своей недальновидности, или, если хотите, раздолбайства совершил ряд ошибок и оказался там, где сейчас нахожусь. Потому слова этого парня – они меня подстегнули, так сказать. Я в очередной раз понял, что пора перестать жить прошлым, необходимо двигаться вперед, к новым целям.

- Вообще у тебя был момент, когда ты проигрывал бой за боем. При этом ты был в отличной физической форме, молод и полон желания драться. Ты не задумывался о том, что, возможно, причина поражений была не в плохих тренерах или тактических просчетах, а в твоей психологии?
- Вполне возможно. И помимо моей психологии у меня были тогда кое-какие проблемы личного характера. Так что – да, с большой долей вероятности это оказало свое влияние.

- Особенно запомнилось, что после того как кто-то сказал что у тебя "хрустальная челюсть" ты просто маниакально за это уцепился и после каждого боя рассказывал что она вовсе не хрустальная. Это одержимость какая-то, разве нет? Мало ли кто что про тебя говорит. Тебе не наплевать?

- По большому счету – наплевать. Просто, понимаешь, когда это один-два раза сказали – это одно, а когда журналисты спрашивают тебя об этом перед каждым боем – волей-неволей приходится комментировать. Может быть, это лишнее, не спорю. В целом я остаюсь при своей точке зрения. Тяжеловесы – это не легковесы, где можно нанести 20 ударов в голову без особых последствий. В тяжелом весе всё может закончиться после одного точного попадания.

- В Интернете одно время ходила история о том, что ты находился в настолько глубокой депрессии, что играл в русскую рулетку. Это правда?
- Абсолютно нет. С парашюта прыгал до того, как начать выступать в UFC, да. А в русскую рулетку играть – ну разве я выгляжу по уши "деревянным"?

- Ну, мало ли, есть ведь разные степени погружения в депрессию.
- Русский человек, как правило, топит грусть-печаль в алкоголе. У меня было такое время. Я, конечно, не уходил в запой, но искал какие-то ответы, успокоение в алкоголе. Это было, не скрою. Но никаких наркотиков и тем более игры в "русскую рулетку" не было.

- Сейчас ты в хорошем расположении духа?
- Конечно. Поставлены цели, к которым надо если не семимильными шагами, то шаг за шагом, шажок за шажком идти. Все хорошо.

- Ты почти в каждом интервью говоришь, что хочешь вернуться в UFC. Но известно, что Дана Вайт не горит желанием тебя туда подписывать, да и твоя оппозиция за исключением разве что Джонсона в последнее время не самая сильная. Как ты собираешься попасть в октагон, в чем твой план?
- Во-первых, я уже года полтора-два не говорю, что хочу вернуться в UFC. Я лишь, как и все остальные тяжеловесы вне октагона, стою в очереди за своим счастливым билетом. Если вдруг UFC будет интересно подписать Андрея Орловского, то я такой вариант однозначно буду рассматривать. Мне не нужны от UFC какие-то одолжения за прошлые заслуги. Если я буду им интересен как боец сегодня, как личность, которая может привести своих поклонников, своих фанатов в UFC – то да, я готов рассмотреть этот вариант. Сейчас я на контракте с WSOF, плюс работаю с FIGHT NIGHTS. Что касается Даны Вайта, то я слышал, что, по его словам, единственный боец, о котором он жалеет, что отпустил – это Андрей Орловский. Так что тут у вас какая-то неверная информация. Не те какие-то интернет-ресурсы читаете, видимо (смеется).

- Стараемся все читать, но, конечно, все может быть (смеемся). Почему не попробовать себя в том же Bellator? Ты наверняка добился бы там успеха и вполне возможно стал бы чемпионом.
- Я на контракте с WSOF, если у Bellator есть предложения, они могут обратиться к моему менеджеру. Моя работа заключается в том, чтобы выступать и выигрывать. Будут предложения – будем рассматривать, почему нет.

- Как ты попал в Fight Nights?
- Александр Радунский, мой товарищ из Москвы, попросил меня как-то приехать в столицу и познакомил с ребятами из FIGHT NIGHTS, с Камилом Гаджиевым, с Бату Хасиковым. Честно говоря, сначала думал, что дальше обещаний дело не пойдет. Но потом сделали первый бой, потом помогли с организацией боя в Минске. Поэтому я доволен нашей встречей и хочу, чтобы мы и дальше были друг другу полезны.

- 29 ноября у тебя бой с Андреасом Краниотакесом. Где, как, с кем готовишься?
- Готовлюсь как всегда в Альбукерке в зале Грэга Джексона. Спаринг-партнеры мои – Виталий Минаков, мой товарищ Трэвис Браун и два хороших местных тяжа с Альбукерке. Так что есть, с кем тренироваться.

- Ты продолжаешь работать с Грэгом Джексоном. Он разрабатывает тебе план на бой?
- Однозначно, он является моим главным тренером. Разрабатывает тактику и стратегию. Дает пояснения и свои рекомендации по бою.

- Твой прогноз на поединок с Андреасом, как хочешь его закончить?
- Конечно, я хотел бы выиграть этот бой нокаутом. В прошлом году я дрался в Москве, бой завершился не так, как я хотел. В этот раз хочу завершить досрочно, если подвернется возможность провести болевой или удушающий – я ее тоже не упущу. Бой может выйти на дистанцию, конечно, и дойти до решения судей – в любом случае я сделаю все, чтобы победить.

- Тим Сильвия проиграл Руслану Магомедову, но, тем не менее – было бы тебе интересно встретиться с ним в пятый раз, уже под баннером Fight Nights?
- Скажем так – топор нашей войны, неприязни мы зарыли в землю – и, я надеюсь, глубоко. А если это будет интересно FIGHT NIGHTS, болельщикам - то почему нет? Все зависит от промоутера и пожелания фанатов.

- Как тебе идея реванша с Сергем Харитоновым в России?
- Почему нет? Единственное, сейчас моим приоритетом являются выступления в США. Если бой в России никак не помешает моей подготовке к выступлениям в Америке, у меня будет полноценный тренировочный лагерь и промоутер все устроит – однозначно, да. И не только с Харитоновым.

- С кем еще ты хотел бы подраться?
- Со всеми теми, кому я проиграл, как бы банально это не звучало.

- Андрей, то есть ты время от времени возвращаешься к мысли о поражениях, действительно они для бойца как некие "нерешенные вопросы"?
- Да, да. Это как больная мозоль.

- Сегодня бесспорные №1 и №2 тяжелого веса – это Кейн Веласкес и Джуниор дос Сантос. Как ты считаешь, ты смог бы сейчас состязаться с ними на равных? Как определишь свое место в дивизионе тяжей в целом.
- Если я сейчас буду бить себя в грудь и кричать, что я готов хоть завтра подраться с Веласкесом или дос Сантосом, я буду звучать по меньшей мере глупо. Это раз. Второе – к каждому бою нужна тщательная, спланированная заранее подготовка. А третье – нужно отдавать себе отчет: я не знаю точно, где я сейчас в рейтинге, но в десятку пока я точно не вхожу. Самое главное – то, что у меня есть желание тренироваться, выступать и тяжело пахать в зале. Как я уже сказал выше – я в очереди.

- Андрей, ты уже 14 лет в этом бизнесе. Что заставляет гореть твой "внутренний огонь", что тебя мотивирует?
- Обычные человеческие амбиции. Я хочу опять быть чемпионом, занимать первые строчки рейтингов, быть на вершине мира. Если для этого мне понадобится еще 10 лет – я готов эти 10 лет потратить; если это случится в ближайшее время – я этому буду несказанно рад. Цели обозначены, и я к ним, возможно, медленно, но верно двигаюсь. Вот и всё.

- Андрей, ты постоянно на чемоданах – живешь в Чикаго, дерешься в России, США и Белоруссии. Гражданином какой страны ты себя ощущаешь сам? Внутренне.
- Гражданином мира (смеется). Я выходец из Советского Союза, просто так получилось, что больше времени провожу в США, где живу и тренируюсь. Штаты дали мне имя, популярность и известность, поэтому я и интересен сейчас, смею надеяться, в России. В Белоруссии мне говорят большой интерес к моему бою с Краниотакесом. Я получаю большое удовольствие от поездок в Россию и Белоруссию – как бы там ни было, это мой дом родной. Поэтому… гражданином мира, наверное.

Valetudo.ru